Previous Entry Share Next Entry
з цікавісттю перечитав собі цеє:
xyu
http://imperium.lenin.ru/EOWN/eown7/narko.html

Государство -- машина принуждения. Машина принуждения называется террор. Уклады государственного устройства отличаются один от другого механизмом государственного террора (а чем еще?). Капитализм -- государство, где принуждение осуществляется через террор экономический.

В большинстве корпораций, на маркетинг тратится больше средств, чем на сырье, зарплату трудящимся, станки и амортизацию вместе взятые -- скажем, доля маркетинга в расходах корпорации Кока-Кола занимает больше 80%. Кока-кола абсолютно никому не нужна и не полезна, вредна для здоровья (по подсчетам американских врачей-диетологов, сладкие газированные воды являются основной причиной ожирения американцев -- а в Америке, ожирение является одним из национальных бедствий). Кока-колонизация Европы и всего мира напоминает продуманную кампанию по заражению населения наркотической аддикцией (привыканием). Недаром до 1930-х, кока-кола содержала кокаин (оттуда и название) и экстракт орехов колы. Кокаин из кока-колы убрали, но это и не нужно, потому что промывание мозгов куда эффективнее кокаина.

К середине 1990-х, индустрия оболванивания практически слилась с компьютерной индустрией. Это привело к жесточайшему кризису капиталистической системы. Отныне, любое маркетинговое усилие по оболваниванию населения и искусственному увеличению потребностей приводит к соизмеримым затратам в сфере технологий, что увеличивает производительность труда. Парадигма 1950-70-х -- маркетинг, ведущий к постоянному росту потребностей, обгоняющему рост производительности -- больше не работает. Каждое усилие по дальнейшему превращению населения в кадавров ("маркетингу") приводит одновременно к развитию информационных технологий, то есть к увеличению производительности труда.

Следует признать, что экономика спектакля сошла на нет. Впрочем, в результате компьютерной революции, властные пружины общества спектакля -- медиакратия, то есть сила и воля к оболваниванию населения -- только усилились.

Налицо классическая революционная ситуация, почти по Марксу: устаревшие властные механизмы не в силах обеспечить контроль над обществом новых экономических отношений.

Наконец, галлюциногены (психоделики) не вызывают ни эйфории, ни привыкания вообще. Их популярность связана с почвенническими устремлениями молодежной культуры 1960-х, пытавшейся найти выход из общества тотального оболванивания через шаманические практики американских индейцев. Запрещение галлюциногенов было в основном мерой по пресечению психоделической культуры, которая стояла на пути мондиализации третьего мира. Американцам потребовалось срочно арестовать лидеров молодежного движения. В типичной медиакратической манере были сфабрикованы свидетельства о долгосрочном действии галлюциногенов (якобы через 10-20 лет после приема наркотика, могут появиться вторичные галлюцинации, называемые "flashbacks", что приводит к сумасшедствию или самоубийству несчастного). Сейчас никто уже не отрицает, что это была фабрикация, но, по случаю разгрома психоделического движения, никакой работы по декриминализации галлюциногенов не ведется.

?

Log in